(Память 40 мучеников, в Севастийском озере мучившихся, 9/22 марта)

Мученики СевастийскиеХристианский календарь представляет нам множество имен мужественных людей, доказавших свои убеждения ценой жизни. Для порядочного человека земная жизнь – не самоцель, и при определённых обстоятельствах теряет всякий смысл. Вспомним действовавший ранее офицерский кодекс чести. (Что если бы он был введён вновь?!) Христиане с самого начала тоже мыслили себя воинами, – воинами духовными; но то, что очень многие святые были профессиональными военными, – отнюдь не случайность: достаточно вспомнить святых Георгия Победоносца, Феодора Стратилата или нашего Феодора Ушакова.

День 22 марта (по новому стилю) известен всем, хотя бы по чисто фольклорным народным традициям. Но Православная Церковь чтит в этот день память сорока мучеников, погибших в одно из последних гонений на христиан в пределах Римской империи (ок. 320 г.).

Это произошло в Малой Азии, скорее всего, близ города Севастия Армянская (на территории нынешней Турции). Не убедив воинов-христиан добровольно изменить «присяге», данной ими Христу, языческие командиры загнали их по шею в ледяную воду Севастийского озера, за ночь покрывшуюся коркой льда. Горячая баня и сохранение жизни ждали на берегу каждого, кто согласился бы отречься от веры. Лишь один из них не выдержал испытания, запятнав себя вечным позором; тогда его место занял стражник, вчерашний язычник, пораженный мужеством своих сослуживцев христиан. Он вдруг увидел, как небесные силы раздавали им венцы и одного оставили без награды.

В народном сознании этот день, практически совпадающий с весенним равноденствием, является точкой отсчета так называемых «утренников» – утренних морозов, продолжающихся будто бы ровно сорок дней. Земля повернулась к солнцу северным полушарием, и об этом возвещают прилетающие птицы. «Жаворонок весну благословил», – говорили хозяйки, выпекавшие из ржаного теста маленьких жаворонков. Внутрь птичек клали конопляное семя и иные сюрпризы, обмазывали мёдом, покрывали сусальным золотом и посылали родным и знакомым.

Мы, скромные «Обводноканальские и Чернореченские» семинаристы советских времён, ждали этот день как «отдушину» среди Великого поста. Тезоименитство праздновал наш добрейший – о чём говорит и его греческое монашеское имя: «Услаждающий мёдом» – ректор (в 1970–1974 гг.) – архиепископ Тихвинский Мелитон (в миру Михаил Дмитриевич Соловьёв, 14/26.X.1897 — 4.XI.1986). По благословению владыки Ректора за трапезой, которую он неизменно проводил с нами, нас потчевали большими жаворонками с сюрпризами внутри. Помнится, один увлёкшийся преподаватель сломал себе зуб, что, впрочем, праздничной атмосфере не повредило. Кроме того, каждый желающий мог выпить за здоровье владыки Мелитона стакан сухого вина. Мир праху твоему, незабвенный Учитель!

В прежние времена ребятишки бегали с печеными птичками по улицам и подбрасывали их к небу с криками: «Жаворонки, прилетите, красно лето принесите!» Затем их крошили и разбрасывали крошки для прилетевших живых птиц.

Неужели и мы дождались астрономической весны?

Юрий Рубан,
канд. ист. наук, канд. богословия